Изгнание цензуры. Искусство без цензуры. Цензура и Свобода. Философская лирика, раздумья. Поэтический сайт. Стихи Л.Ф.Котова.

Почта: lfkotov&yandex.ru (замените знак & на собачку @). Copyright © Котов Л.Ф. 2008

Мои стихи Поэзия и жизнь Ссылки Все стихи
Карта сайта

Заметки на полях

Философская лирика, раздумья

Изгнание цензуры

Искусство без цензуры

  1. От колеса истории ключи
  2. Что же было в Начале?
  3. 50 копеек и Святой Георгий
  4. Красота
  5. Клубничка
  6. Печки, камины и нечистая сила
  7. Земляника и Арбуз
  8. Бунт Луны
  9. Сверчок
  10. По поводу солнечного затмения
  11. Белый и чёрный
  12. Тень счастия
  13. Переселение народов
  14. Пожар в Останкино
  15. Райская жизнь
  16. Где-то уже…
  17. Дети, Природа и Власть
  18. Зачем художник?
  19. Истина в вине?
  20. Рукописи не горят?
  21. Мессир Воланд, Вы не правы!
  22. На Землю Бог задумчиво глядит…
  23. Хандра
  24. По страницам "Самиздата"
  25. Молодым ребятам
  26. Пьедестал
  27. Катаклизмы природы
  28. Изгнание цензуры, Цензура и "Свобода"
  29. Европа и Антарктида
  30. Правда и Ложь
  31. Учил Христос...
  32. Венец творения — Человек
  33. Капитал и Власть
  34. Мой совет
  35. Искусство жить
  36. Муза и банки
  37. Короткие стихи: 1-4 строки
  38. Космический посев
  39. Вся жизнь — борьба
  40. Нити наших судеб

Ни одно правительство не может существовать без цензуры; там, где печать свободна, никто не свободен.
                        Томас Джефферсон

Живая ткань под скальпелем хирурга
        трепещет возмущённо, брызжет кровью…
То плата драгоценная за жизнь,
        и к жизни освящённая любовью.

Да, нож хирурга режет по живому,
Больную ткань отъять…
                гангрену иль саркому…
Нельзя, чтоб не отсечь здоровой клетки —
Кто обвинит, что руки, мол, не метки?

Но есть кровавые следы на белых одеяниях.
Тут можно слух пустить
                о гнусных злодеяньях.
Хирургов хором оболгать,
Повсюду громко их ругать,
Ошибками хулу приправить;
И вот уже готово мненье:
Должны верха принять решенье
От эскулапов нас избавить.

Так слепо общество с цензурой поступило,
Не ведая, пока, чем заплатило.

Декабрь 2008 — март 2009


Цензура и “Свобода”

Провозгласили творчеству свободу,
Цензуру прочь! Ату её! Ату!
И нет препоны пишущему сброду,
Что низменным страстям творят в угоду.
И вот, уж от “свобод” невмоготу…

Ура! цензуры нет, творцов не рвутся нервы,
Но где, скажите мне, великие шедевры,
Что, будто бы, цензура удушала?
Искусство пошлостью теперь позарастало.

Булгаков, Солженицын, Пастернак
И сквозь цензурный гнёт смогли пробиться,
А в нынешней “свободе” полный мрак,
В ней, лишь, чертополох теперь родится…

Конечно,- я не прав, родятся и теперь (*)
                   писатели высокого полёта,
Но как им сквозь “свободу” прорасти,
                   что пострашнее цензорского гнёта?

В густом лесу не виден дуб могучий,
Его застят нам тощие верхушки
Дерев унылых.
                   Может лишь топор
Расчистить вид,
                   создать вокруг простор,
Убрав и скороспелки, и гнилушки.

2010, 2013, 2014

* Конечно,- я не прав, родятся и теперь писатели высокого полёта... И их не мало, но как им?..

     Да, их не мало. Я, для примера, дал на странице Ссылки моего сайта несколько имён современных авторов прекрасных поэтических произведений и ссылок к их произведениям.

Томас Джефферсон (1743 - 1826) был одним из отцов-основателей США, 3-им президентом США в 1801—1809, главой комитета по созданию декларации независимости США, а фактически он был автором этой декларации.

Во времена СССР многие из нас "на кухнях", в курилках, за дружескими застольями частенько ругали цензуру и тех, кто ею руководил. Ох, сколько же прекрасных произведений загублено этой цензурой! Какой огромный урон наносит она нашему искусству, нашей культуре! О, если бы её отменили — сколько гениальных произведений появилось бы во всех сферах искусства!
Но вот — времена изменились. СССР по живому разрубили на куски, цензура упразднена! Правда, слышны голоса, порою весьма солидных деятелей от СМИ, что политическая цензура негласно, замаскировано, но действует. Но ведь теперь у нас полная свобода, каждый может говорить что хочет. Хочешь — верь, не хочешь — не верь.
Нас же более интересует свобода в искусстве, в творчестве. Что же мы, рядовое население страны, отброшенное в нищету из бедной, как мы считали тогда, жизни в СССР, получили от фактической отмены цензуры в искусстве?

На покупку книг у большинства нет денег, но посмотреть — что предлагается в продаже, можно. Прилавки завалены чтивом на темы всевозможных преступлений.

В кино низкопробная иностранщина, изредка — наши фильмы в новомодной иностранной манере: ужасы, убийства… На телевидении — засилье преступников и "ментов", моря крови, горы трупов.

Театр? В большинстве ищет "новые пути", перевирая и опошляя классику. До́рог, большинству не по карману. А заплатишь, так вполне можешь угодить на "искателя новых путей", от которых потом отбивается тяга к театру.

Спрашивается: что приобрело и что потеряло искусство без контроля со стороны цензуры? Допустима ли свобода творчества? Конечно же деятели от искусства ратуют за полную свободу. Но теперь, когда общество вкушает мерзкие плоды этой свободы, наступает прозрение. Цензура в искусстве, как бы её не называли иначе, необходима. Без неё — деградация.

При всём, выше сказанном, становится понятным печальное высказывание Евгения Евтушенко: "В последнее время чего-то мне не достаёт. Тоскую. Стыдно сказать по кому — по цензуре." ("Огонёк", №5, 1991 г.). Уж кто-кто, а Евтушенко знает не понаслышке, что такое советская цензура. И, конечно же он печалится не о ней. Я полагаю — о той, о которой писал А. С. Пушкин в начале своего стихотворения "Послание цензору". Пушкин не отвергает необходимость цензуры, он пишет о разумной цензуре, а она возможна лишь в разумном обществе.
И вот ещё одно гневное стихотворение по поводу вакханалии попсы в нынешнем искусстве, которой отсутствие цензуры широко распахнуло двери на публичные подмостки. Это стихотворное посвящение Валентина Гафта Юрию Визбору — журналисту, писателю, киноартисту, но прежде всего — любимому молодёжью барду, поэту и исполнителю собственных песен, получивших широчайшую популярность в 50-80 годах.

Попса дробит шрапнелью наши души,
Её за это не привлечь к суду.
Часть поколенья выросла на чуши,
И новое рождается в бреду.

О, «Солнышко лесное», чудо-песня!
Как мы в неволе пели, чудаки!
Пришла свобода, стали интересней
Писклявые уродцы-пошляки…

Слова — ничто, есть вопли вырожденья.
Тот знаменит, кто больше нездоров.
Кто выйдет петь без всякого стесненья,
Без совести, без страха, без штанов.

Где песня, чтобы спеть ее хотелось?
Слова — где, чтоб вовеки не забыть?
Ну, что горланить про кусочек тела,
Который с кем-то очень хочет жить?

С телеэкрана, как из ресторана,
Для пущей важности прибавив хрипотцы
Они пудами сыплют соль на раны,
Как на капусту или огурцы.

В халатике бесполая фигура
Запела, оголившись без причин…
Противно это. Спой нам, Юра,
О женской теплоте и мужестве мужчин.

к началу страницы

Copyright © Котов Л.Ф. 2008,
почта: lfkotov&yandex.ru (замените знак & на собачку @)

Rambler's Top100