Юбилейное стихотворение "Три тоста, Тост третий — За наш народ, за РОдину". Воспоминания о войне. Автор Котов Л.Ф. Поэтический сайт. Поэзия и жизнь.

Почта: lfkotov&yandex.ru (замените знак & на собачку @), Copyright © Котов Л.Ф. 2008

Все стихи Котов Л. Ф.— стихи Поэзия и жизнь Ссылки

Заметки на полях

Юбилейное стихотворение "Три тоста"         

Стихи обо мне

Третий тост: За наш народ,
за Родину
Война

Воспоминания о войне

  1. Три тоста. Тост 1:
    За родителей.
    Сын врага народа
  2. Три тоста. Тост 2:
    За советскую медицину.
    В Раю
  3. Три тоста. Тост 3:
    За народ, за Родину.
    Война
  4. День рождения отца
  5. Моим критикам
  6. Моя муза
  7. С музой наедине
  8. Муза не поёт
  9. Размолвка с музой
  10. О чём скорблю
  11. Жизнь продолжается
  12. Поздравление с Новым годом
  13. Потомкам
  14. Ко дню Красной Армии
  15. Волшебный дар
  16. Я не поэт
  17. Небо возвело меня в поэты
  18. Я не бывал…
  19. Мой ответ поэту
  20. Итоги жизни

Что ж, коль не утомил я Вас,
Пока запал мой не угас,
Я вновь продолжу свой рассказ,
Ведь он ещё почти в начале;
Посмотрим, что там будет дале…

Там — вновь лихие времена!
Вдруг слово страшное — война! —
Пришло к нам, словно вой гиены;
Казалось, что гудели стены,
Потом узнал я — гул сирены,
Сигнал “воздушная тревога”;
О, как с тех пор их было много!

Под вечер каждый день налёты,
Гудят чужие самолёты;
И нас, спасая от беды,
Выносят каждый раз в сады,
Что у подножия горы.

Налёт, отбой, опять налёт —
И нас таскают взад-вперёд.
А нас так много! Персонал
Из сил уж выбился, устал.
Тогда-то я не понимал…

Крым обречён.
      И вот уж нас —
На пароход, и на Кавказ.
Приют наш новый — Теберда.
Но от войны нам — никуда,
И в Теберду пришла беда.

Я на войне не воевал —
И болен был и был я мал,
Но страшный лик её узнал.

Нас посетила смерть однажды,
Узнал я голод, муки жажды:
Врачи, медсёстры, даже няни —
Все пропадали где-то днями
И появлялись лишь ночами.

Кормили нас и обмывали,
Бельё меняли, пить давали,
Но ничего не объясняли…
Их немцы рвы копать гоняли
Для нас… потом уж нам сказали.

Ещё одно нас удивляло:
Вдруг кое-кто из персонала
Повязку чёрную надел.

Никто сказать нам не хотел,
Зачем там чёрная звезда?
Мы не видали никогда:
Не пять, а шесть у ней лучей!
Какой-то тайный знак? Но чей?
Потом нам это объяснили:
Евреев немцы так клеймили.
Но вот — совсем они пропали…
С тех пор мы в страхе засыпали.

Фашист однажды приходил,
В блокнот свой что-то заносил.
В палаты он не заходил,
Стоял в дверях, боясь заразы,
Обшаривал нас цепким глазом.

У нас в палате — печь. За печкой,
В углу — укромное местечко.
Там дядя прятался от немцев,
А в топке — радио за дверцей;
Он по ночам с ним колдовал,
Писал, кому-то отдавал.
Фашист его не увидал.

Мы на фашиста всё глядели,
Сначала верить не хотели:
Он был красивый! В самом деле!
И вот — ни капельки не страшный,
А на груди — орел был красный!
А свастика в когтях орла,
Не помню уж, какой была.

Лежим недвижно мы в палате
К своим прикованы кроватям,
Но проникает к нам война
Пальбой зениток из окна,
И речь немецкая слышна.

Внизу, под нашими стенами
Фашисты, прикрываясь нами,
Свои зенитки разместили;
По нашим самолётам били,
Но наши нас не разбомбили.

У нас тянулось время долго,
А где-то далеко, за Волгой,
В Сибири, в кузницах Урала
Россия силы собирала,
Победный меч страна ковала.

И, наконец, готов тот меч!
И стал врагов он бить и сечь!
И начал путь Победы долгий
От матушки-реки, от Волги.
И, не успев прикончить нас,
Враги покинули Кавказ.

От лени или неуменья
(И надо ли — вот в чём сомненья),
Но изложить все впечатленья,
Я здесь, пожалуй, не смогу,
Хоть я у времени в долгу.

Сокрытые, в полузабвеньи,
Воспоминанья-впечатленья
От тех военных долгих дней
Хранятся в памяти моей —
Тяжёлых, страшных и курьёзных…

Но день настал —
    и в краснозвёздных
Фуражках к нам приходят гости!
А мы — прикрыты кожей кости —
В чём только держатся душонки…
И вот — обед: суп из тушёнки,
Котлета, и омлет яичный,
И ломтик крохотный —
        пшеничный!

Нам! В первый день! Такой обед!
Военным дел важнее нет?
А хлеб тот вкусен, мягок, бел —
Как вспомню — кажется не ел
За эти долгие года
Вкуснее хлеба никогда!
Вернула к жизни нас еда…

Я этот — третий — главный тост
Хочу, поднявшись в полный рост,
Провозгласить за тот Народ,
Что вынес тысячи невзгод,
И в жесточайшей битве спас
Отчизну-Родину и нас,
Но ныне предан и угас…

Июль 2004

Следующее: "День рождения отца"

Юбилейный цикл стихотворений под общим названием “Три тоста”, написан мною по просьбе супруги моей Елены Васильевны Котовой. Приближался мой 70-летний юбилей и супруга, озабоченная тем, чтобы отметить его на должном уровне — не хуже, чем у родных, на чьих круглых юбилеях мы с нею бывали — сказала: “ты всем родным писал юбилейные стихи, напиши и к своему юбилею”. Я посмеялся: “сам себе оду писать... пусть другие постараются...”. Но супруга повторяла ещё и ещё,— стихи, мол, очень украшают, оживляют юбилей. Постепенно в подсознании начались какие-то таинственные подвижки и я почувствовал, что моё “Юбилейное” вызревает. Естественно, предназначалось оно только для прочтения мною гостям, которые соберутся на мой юбилей. И потому воспоминания о войне представлены мною здесь в довольно мягком свете.

Но, поскольку это стихотворение представлено здесь для всеобщего обозрения, необходимо дать ссылки на материалы, в которых представлены реальные факты преступной деятельности фашистов в Теберде. Даю ссылку лишь на два материала:
- Нюрнбергский процесс. Преступления против человечности (том 5)
- Композиция Своими видел я глазами, в которой собраны материалы очевидцев событий, происходивших в разных концлагерях и на Кавказе в курортном местечке Теберда, куда были эвакуированы дети из крымских санаториев, больные костным туберкулезом.

к началу страницы

Copyright © Котов Л.Ф. 2008,
почта: lfkotov&yandex.ru (замените знак & на собачку @)

Rambler's Top100